Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

10

выглянув в окно.

        – Значит, мы свободны? – уточнила Парикмахерша.

        Все были свободны, но все оставались на местах. Корабли благополучно причалили к берегу, но никто не спешил сойти на берег.

       

        – Зачем он взял вину на себя? – недоумевала Парикмахерша. – Чтобы спасти нас? Но ведь мы были так мало знакомы…

        – Это вы не были с ним знакомы, а я любила его, как сына. Как внука. Всякий раз, когда мне было плохо, он приносил мне письмо. – Старуха беспомощно огляделась по сторонам, ища письмо, потому что сейчас ей было особенно плохо.

        – Мы тоже были ему не чужие, – сказала Бакалейщица. – Я относилась к нему с большой симпатией.

        Студентка усмехнулась:

        – И этого достаточно, чтобы отдать за вас жизнь?

        – Почему за меня? Скорее за вас, вы ближе ему по возрасту.

        Парикмахерше Почтальон тоже нравился, хотя, к сожалению, они были мало знакомы. Газет она не читала, а писем ей никто не писал. И она никогда не могла подумать, что он, для кого она не была даже адресатом…

        – Почты сегодня не будет, – сказал Коммерсант. И увидел в руках у Старухи письмо.

        Всетаки она получила письмо. С опозданием, но получила. Как она была благодарна этому мальчику, что в такую минуту он не оставил ее без письма! Она подошла к серванту, чтобы поправить салфетку, и под салфеткой обнаружила письмо. И это было – как возвращенная молодость.

        – Что же нам пишут? – осведомился Коммерсант. – На конверте нет адреса, это значит, что письмо адресовано всем. Дайтека я прочитаю.

        – Нет, – сказала Старуха, – только не вы.

        Она читала медленно, как читала когдато в начальной школе, потому что чтото вдруг случилось у нее со зрением и с голосом тоже:

       

       

      Живите долго. Когда почувствуете, что осталось впереди мало лет, считайте годом день или час, и опять впереди у вас будет вечность. Так, вероятно, поступают бабочки, которые живут один день. Каждый, кто живет, проживает вечность, только измеряется она поразному. Моя вечность подходит к концу, а ваша пусть подольше не кончается. Извините, что не смог доставить вам это письмо, как положено почтальону.

       

        – Тот же почерк, – сказала Старухаманекенщица. – Значит, это он писал письма, которые продлевали мне жизнь.

        – Продлевали нам жизнь, – сказала Студентка.

        – И теперь он снова продлил нам жизнь, – сказала Бакалейщица.

        Коммерсант посмотрел на часы, которые опять показывали часы, а не годы и столетия.

        – Изобретатель вечности, – сказал Коммерсант.

        Теперь стало ясно всем, что это он, Почтальон, изобрел для них вечность. Профессор считал это поистине великим изобретением. В ответ на замечание Коммерсанта, что вечность существует объективно и независимо от нас, Профессор возразил, что Иногда ее стоит заново изобрести, чтобы сделать доступной человеку.

       

        – Жизнью пользуйся живущий, – сказал Коммерсант.

        – Это правда, – вздохнула Бакалейщица. Это была нелегкая для нее правда. Ей было искренне жаль этого мальчика, этого Почтальона, но ведь они, в сущности, только начали жить. Они с Коммерсантом только начали жить.

        Она придвинулась к Коммерсанту, но он отодвинулся от нее: разница лет встала между ними, как стена, и было не преодолеть

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту