Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

1

        Это был своего рода эксперимент.

        Первый день тянулся долго, и Профессор объяснил это причинами субъективными. Время, сказал он, в значительной степени явление психологическое, зависящее от процессов, которые происходят внутри нас. Радость убыстряет время, горе замедляет его, а ожидание смерти заставляет ползти совсем медленно, потому что жизнь сопротивляется смерти.

        Старухаманекенщица охотно поддержала разговор о смерти. Разговоры об общей участи отвлекали ее от мыслей о собственном неизбежном конце. В то время когда Старухаманекенщица была манекенщицей, а не старухой, мысли о бренности жизни не посещали ее, тогда она видела в жизни другие стороны. Но коловращение жизни повернуло ее к Старухе бренной стороной, и уже ничего не было видно, кроме бренности. Морские ванны должны были Старухе помочь, но они, напротив, погубили ее окончательно. Такое беспокойное время: ктото когото топит, а больного человека вытаскивают из воды, прерывают курс лечения…

        Не нужно говорить о смерти, – сказала Бакалейщица. – Пока мы молоды… – она осеклась, поймав на себе критический взгляд Парикмахерши, Профессор считал, что она права, что, для того чтобы жить, нужно сосредоточить себя на жизни. Есть насекомые, жизнь которых составляет всего несколько часов, но это отнюдь не приводит их в отчаянье. За свои несколько часов они проживают не меньше, чем крокодилы за триста лет.

        – Неужели за триста? – у Старухи заблестели глаза, и ее собственный возраст показался ей младенческим.

        – Ненавижу насекомых, – сказала Парикмахерша. – И крокодилов тоже, не понимаю, зачем им так долго жить.

        Коммерсант предложил Студентке прогуляться по коридору, но Студентка уткнулась в конспект и не слышала его приглашения. Тогда Коммерсант послал Почтальона за газетами, – может быть, в доме сохранились какиенибудь газеты, – а Старухе предложил выгладить ему брюки, – если, разумеется, в доме найдется утюг.

        Старуха кивнула, думая о крокодилах. Неужели они так долго живут? Триста лет! А тут – какойнибудь месяц. Что можно успеть за месяц? Только не пожить. Пожить не успеешь и за всю жизнь, не то что за какойто там месяц. Насекомые – другое дело, у них потребности крошечные. И вообще неизвестно, зачем они живут. А крокодилы зачем живут? Непонятно зачем, правильно сказала Парикмахерша. Триста лет живут – и непонятно зачем.

       

        – Все относительно, – сказал Коммерсант. Он был относительно небольшой Коммерсант, и это заставило его исповедовать теорию относительности. – Каждый город – маленькое государство, каждый дом – маленький город…

        – Какой у нас миленький город, – сказала Парикмахерша, окидывая взглядом городские стены и потолок.

        Коммерсант предложил ей прогуляться по коридору, но она отказалась. Она была дамской парикмахершей, и сердце ее замирало при виде мужчин, которые стриглись в соседнем зале. Их бороды и усы были для нее полной загадкой, и, придя с работы домой, она подолгу стояла перед зеркалом с бритвой в руке, воображая, что бреет клиента. Но в дамском зале, а тем более в ее одинокой комнатке, брить было некого, и рука ее повисала в воздухе, как птица на бреющем полете…

        Почтальон принес газету. Он обнаружил в кладовке целую

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту