Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

46

конце концов Клещам всетаки пришлось вмешаться.

       

    Когда я на почте…

       

        – пел Ящик, развалясь посреди чулана. Он потерял половину гвоздей, но еще неплохо держался. Это отметили даже Плоскогубцы.

        – Ты, брат, молодец! – сказали Плоскогубцы и добавили как бы между прочим: – Сообразика для нас пару гвоздиков?

        Еще бы! Чтобы молодец – да не сообразил! Ящик сделал широкий жест, и Плоскогубцы вытащили из него последние гвозди.

        – Ай да Ящик! Ну и друг! – восхищались чуланные приятели. И вдруг спохватились: – Собственно, почему Ящик? Никакого ящика здесь нет.

        Да, Ящика больше не было. На полу лежали куски фанеры.

        – Здорово он нас провел! – сказали Клещи.

        – Выдавал себя за Ящик, а мы и уши развесили…

        – И помните? – съязвили Плоскогубцы. – «Когда я на почте служил ящиком!…» Ручаемся, что это служил не он, да и не на почте, да и не ящиком, да и вообще нет такой песни.

        Последние слова Плоскогубцев прозвучали особенно убедительно.

        – Нет такой песни! – подхватили обитатели чулана. – Нет такой песни и никогда не было!

       

Мемуары

       

        Жили на письменном столе два приятелякарандаша – Тупой и Острый. Острый Карандаш трудился с утра до вечера: его и строгали, и ломали, и в работе не щадили. А к Тупому Карандашу и вовсе не притрагивались: раз попробовали его вовлечь, да сердце у него оказалось твердое. А от твердого сердца ни в каком деле толку не жди.

        Смотрит Тупой Карандаш, как его товарищ трудится, и говорит:

        – И чего ты маешься? Разве тебе больше всех надо?

        – Да нет, совсем не больше, – отвечает Острый Карандаш. – Просто самому интересно.

        – Интересното интересно, да здоровье дороже, – урезонивает его Тупой Карандаш. – Ты погляди, на кого ты похож: от тебя почти ничего не осталось.

        – Не беда! – весело отвечает его товарищ. – Меня еще не на одну тетрадь хватит!

        Но проходит время, и от Острого Карандаша действительно ничего не остается. Его заменяют другие острые карандаши, и они с большой любовью отзываются о своем предшественнике.

        – Я его лично знал! – гордо заявляет Тупой Карандаш. – Это был мой лучший друг, можете мне поверить!

        – Вы с ним дружили? – удивляются острые карандаши. – Может быть, вы напишете мемуары?

        И Тупой Карандаш пишет мемуары.

        Конечно, пишет он их не сам – для этого он слишком тупой. Острые карандаши задают ему наводящие вопросы и записывают события с его слов. Это очень трудно: Тупой Карандаш многое забыл, многое перепутал, а многого просто передать не умеет. Приходится острым карандашам самим разбираться – подправлять, добавлять, переиначивать.

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту