Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

34

его выкинули.

       

        – Вы, кажется, из кабинета? – спросил у Чернильницы Веник.

        – Да, я там живу и работаю.

        – Тогда вам должно быть известно, как в кабинете повесили Занавеску?

        – Нет, чтото я такого не припоминаю.

        – Не помните? Ну, тогда слушайте.

       

Как повесили Занавеску

       

        Все были в смятении: Занавеску хотят повесить!

        Старый, дряхлый Чемодан и рваная комнатная Туфля долго, всесторонне обсуждали последнюю новость.

        – Я лично с ней не знакома, – говорила Туфля, – но от других слыхала, что это вполне порядочная, честная Занавеска, которая никогда никому не делала зла.

        – Уж если таких начинают вешать… – многозначительно вздохнул Чемодан.

        Слова Чемодана испугали рваную Туфлю. А вдруг повесят и ее? Это было бы ужасно. Туфля сама никогда не висела, но от других слыхала, что это должно быть ужасно.

        Подошла Половая Тряпка, вся мокрая, – очевидно, от слез. Потом пришлепали Старые Калоши.

        – Я всем сердцем любила несчастную, ведь она приходится мне родственницей. Можете не удивляться, если повесят и меня.

        Так говорила Половая Тряпка. А Старые Калоши вдруг стали жаловаться, что их давно уже обещают починить и все не чинят.

        Неизвестно, сколько бы все это продолжалось, если бы в разговор не вмешался Календарь. Он висел на стене и все слышал.

        – Эх вы, старые сплетники, – сказал Календарь. – Слышали звон, да не знаете, где он. Повесить Занавеску – вовсе не значит ее казнить, а наоборот – дать ей жизнь полную, интересную, какую она заслуживает. А за себя не бойтесь, – закончил Календарь. – Вас могут выбросить, но никогда не повесят.

        Тряпку обидели эти последние слова: она считала себя родственницей Занавески, – почему же ее должны обязательно выбросить? Чемодан был стар и ничего не услышал, а Туфля услышала, да не поняла.

        Одни только Старые Калоши нашли что ответить Календарю:

        – Если это правда, что вы сейчас сказали, то почему нас не чинят?…

       

Часы

       

        – Вы знаете, – сказала Канистра, – что в хорошей легковой машине всегда есть Часы. Машина идет – и они идут, машина стоит – а они все равно идут. Вот такие Часы были в одной «Победе».

        «Победа» эта была чудесной машиной, очень быстроходной, и все хвалили ее за это.

        А Часы тикали себе помаленьку, и их не хвалил никто.

        Понятно, что Часы завидовали машине. Они хотели показать, на что они способны, и потому стали идти быстрее, пока не ушли вперед почти на целый час.

        Но их не похвалили, а, наоборот, выругали и отдали в починку.

        Часы недоумевали: ведь они спешили так же добросовестно, как и машина, –

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту