Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

23

избавиться от страха. Едва лишь почувствует тепло – как припустит по столбику! А потом спохватится, остановится и показывает как ни в чем не бывало: «Температура нормальная – тридцать шесть и шесть».

        Страх гонит ее дальше, да самолюбие не пускает. Вот так и стоит Ртуть на одной точке, не зная, как быть, и только после хорошей встряски окончательно приходит в себя.

       

Колода

       

        Нет, не может понять Скрипку Колода.

        – Если б у меня был такой мягкий, такой красивый Футляр, я бы его ни на какие смычки не променяла. И что в этом Смычке Скрипка находит? Только и знает, что пилит ее, а она еще радуется, веселится! Если бы меня так пилили…

        Пожалуй, в этом Колода права: если бы пилили ее, все выглядело бы совсем иначе.

       

Пест в отставке

       

        Старый, разбитый Пест, непригодный к дальнейшей работе в ступке, остался на кухне в качестве разнорабочего: забивает гвозди, взвешивает продукты, выполняет различные мелкие поручения. Он значительно подобрел и даже подружился с Рафинадом, к которому прежде был беспощаден.

        – Я понимаю, как вам приходилось несладко, – говорит он кусочкам сахара. – Жизнь меня многому научила.

        Но если бы жизнь, о которой говорит Пест, дала ему возможность вернуться в ступку…

        Впрочем, пусть об этом беспокоится Сахар.

       

Резиновый шар

       

        Резиновый Шар, надутый больше других, оторвался от своего шпагата и – полетел.

        «В конце концов, – рассуждал он, – Земля – такой же шар, как и я. С какой же стати я должен за нее держаться?»

        Чем выше поднимаешься, тем меньшими кажутся тебе те, кто остался внизу. В соответствии с этим законом природы Резиновый Шар очень скоро почувствовал себя крупной величиной.

        «Кажется, я уже вращаюсь вокруг Земли, – думал он. – Наподобие ее спутника. Но это для меня не обязательно. Я могу выйти на орбиту Солнца, а то и вовсе перебраться в другую галактику. Ведь я – свободная планета!»

        Эта мысль так понравилась Резиновому Шару, что он прямо засиял. И тут же спохватился:

        – Побольше солидности! – предупредил он себя. – Не нужно забывать, что я – небесное тело, за мной наблюдают самые мощные телескопы!

        Но сохранить солидность Резиновому Шару так и не удалось: он вдруг почувствовал, что ему не хватает воздуха. В межпланетных путешествиях это – естественное явление, но Резиновый Шар не был к нему приготовлен, а потому сразу сник, сморщился и затосковал по земле.

        «Гдето мой шпагат! – думал он. – Я был так к нему привязан!»

        С этой мыслью Резиновый Шар испустил дух.

       

Гром и молния

       

        Грому – что, Гром не боится Молнии. Правда,

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту