Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

44

критика.

        Премии, которые Грейли получил за выдающиеся заслуги в области музыки, живописи, оптики и акустики, целиком ушли на уплату штрафа, к которому его приговорил суд. В газетах о том и о другом было сказано коротко: «Преступник получил по заслугам».

       

       

КАРЬЕРА БРЮНА

       

        Коллега Брюн внезапно замолчал. Он замолчал не в какомто определенном разговоре, он вообще замолчал, и это было тем удивительней, что прежде коллега Брюн не молчал даже тогда, когда все взывали к его молчанию. И никто нс знал, что он изобрел Великий Умолчатель.

        Умолчатель был прост и не требовал никаких дополнительных источников питания, он работал на энергии, предназначенной для произнесения слов. Вместо того чтоб расходоваться на разговор, эта энергия направлялась на умолчание.

        Вскоре коллега Брюн стал доцентом Брюном. Потом профессором Брюном. Он молча поднимался по научной лестнице, оставив далеко внизу всех говорящих.

        И пусть коллега Грейли говорит, что молчание бесцветно, что только звуки могут выглядеть красочно. Пусть говорит, он так и останется коллегой Грейли. Не доцентом, не профессором, а просто коллегой.

        – Слышишь, коллега Грейли? Вспомнишь мои слова!

        Собственно, не слова, потому что вся энергия, идущая на слова, у профессора Брюна привычно перерабатывалась в молчание.

       

       

Альф Ипсилон

       

       

БЕССИ

       

        Переход в газообразное состояние Дрейк перенес довольно легко, и оно показалось ему ничуть не хуже твердого и жидкого состояния. Каждая его молекула обрела простор и свободно воспарила, не скованная другими молекулами, и от этого всему Дрейку стало непривычно легко и даже чутьчуть кружилась голова, но где именно находится голова, установить было невозможно.

        Тот, кому хоть раз случалось переходить в газообразное состояние, знает это волнующее чувство вездесущести, которое поднимает тебя над миром и несет легкой дымкой над тревогами бренной земли – в одну бесконечную даль или в другую бесконечную даль, – весь мир для тебя бесконечная даль, потому что ничто в нем тебя больше не задевает…

        Правда, и в этом есть своя оборотная сторона: Дрейку вдруг показалось, что он с кемто смешивается, и он всполошился, опасаясь реакции замещения, которая заменит его неизвестно кем.

        – Кто вы такой? – Дрейк постарался отодвинуться от незнакомого газа. – Кто вам позволил соединяться со мной?

        – Мне позволила любовь… Дрейк, это же я, твоя Бесси!

        Он стал припоминать. С какойто Бесси он встречался в твердом состоянии. Родители ее были против, но она сказала, что всюду пойдет за ним. И пошла. Из твердого состояния в жидкое, из жидкого в газообразное… Она всюду пошла за ним, хотя ее родители были против.

        – Дрейк, теперь нас ничто не разделит! Настоящая любовь возможна лишь в газообразном состоянии!

        Любовь любовью, но не следует терять голову (кстати, где она, голова?). Нужно постараться сохранить свое «я», хотя это и нелегко в газообразном состоянии.

        – Бесси, постарайся держаться в рамках!

        – Зачем?

        – Черт возьми, чтобы нам окончательно не смешаться!

        – Ты не хочешь со мной смешаться?

        – Послушай, любовь, конечно, дело хорошее, но чтобы мы могли друг друга любить, нам

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту