Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

42

«Органавты», к сожалению, еще не завершенном редактированием, неорганическая мате рия взывает к материи органической: «Органавты! – так она называет ее. – Органавты! Наша планета – самая безжизненная из всех планет! Оставляйте жизнь только на нашей планете!» Эта ирония Селя Ави может быть понята как тоска по настоящей органической жизни.

        Что я еще могу сказать как редактор?

        Все эпитеты – заменены. Все метафоры – заменены. Во всех возможных случаях изменены имена героев. Прямая речь заменена авторской. Авторская – прямой.

        Остается надеяться, что публикуемым произведениям предстоит долгая жизнь, в которой будет доредактировано то, что недоредактировано в настоящем издании.

       

       

Н. Ютон

       

       

ВРЕМЯ

       

        – Вы не скажете, который час? – спросил Стевиц. Камень чтото буркнул в ответ.

        Уже давно был преодолен барьер, отделявший неорганическою материю от органической, когда они обвиняли друг друга в отсутствии жизни. Каждый видит только свою жизнь, а чужой жизни не хочет замечать.

        – Простите, я не расслышал, – вежливо переспросил Стевиц.

        – Одну минуту! – камень снова ушел в себя. Он так глубоко уходил в себя, что на возвращение оттуда требовались тысячелетия.

        Стевиц знал, что такое его минута, а потому не стал ждать. В томто и состояла главная трудность общения органического и неорганического миров: один не хотел ждать, а другой не привык торопиться.

        Правнук Стевица родился, женился и прожил долгую, счастливую 1 жизнь. И правнук правнука родился женился и прожил долгую, счастливую жизнь.

        А камень продолжал размышлять, чтобы сказать Стевицу точное время.

       

       

УСИЛИТЕЛЬ ИНТЕЛЛЕКТА

       

        За субботней чашкой чая профессор Лори сообщил, что он изобрел усилитель интеллекта. Это такой порошок, который смешивается с сахаром и принимается внутрь, вместе с чаем.

        Гости посмеялись, но, когда подали чай, никто не притронулся к сахару.

        – Я пью без сахара, – сказал литератор Дауккенс. – В моем возрасте сладкого лучше избегать.

        – Если позволите, я лучше с вареньем, – сказал доктор Фрайд.

        – Как военный человек, я вообще не пью чай, – сказал майор Стенли и подмигнул с намеком на свое любимое питье.

        – В таком случае будем пить коньяк, – гостеприимно предложил профессор Лори. – Он у меня тоже настоян на этом усилителе.

        И тут оказалось, что компания подобралась непьющая. Доктор Фрайд вообще никогда не пил, литератор Дауккенс уже месяц как бросил, а майор Стенли, военный человек, бросил только вчера, и ему бы не хотелось начинать все сначала.

        – Лучше выкурим по сигарете, – сказал литератор Дауккенс, и все поддержали это предложение.

        – Вот и отлично, – сказал хозяин, – у меня как раз сигареты пропитаны усилителем. Пара затяжек – и вы умнеете в тысячу раз.

        – Послушайте, профессор, – вспылил Дауккенс, – вы что, принимаете нас за дураков? Вас не удовлетворяет наш умственный уровень?

        – Мне кажется, поумнеть никогда не мешает…

        – Может быть, штатскому человеку, но не военному, – отрубил майор Стенли. – Вы думаете, полковник Бромли потерпит, чтоб майор был умнее его? Меня в два счета уволят в отставку.

        – Ая останусь без читателей. Они просто перестанут

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту