Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

21

Сергея, – Николаем Константиновичем. А Сергея, сына Степана, – Сергеем Исааковичем.

        Вызвали к директору Сергея Исааковича. Так, мол, и так, почему от своего отчества отрекаешься? Ты Степанович, так и будь Степановичем. А он говорит: это у нас Олег – Степанович, потому что его герой – Степан Разин. А мой герой – Исаак Ньютон. Вот как просто все объяснилось. Андрей, сын Петра, стал Михайловичем в честь своего любимого Лермонтова. Лучше бы, конечно, в честь Ломоносова: его в школе по трем предметам преподают. Но Андрей предпочел Ломоносову Лермонтова. А Николай, сын Сергея, стал Константиновичем в честь своего любимого Циолковского, Мария, дочь Федора, стала Васильевной в честь своего любимого Василия Ланового, хотя делала вид, что в честь Василия Качалова.

        Родители возмутились. Устроили родительское собрание. Говорили о проблеме отцов и детей, которая у нас ликвидирована, но иногда встречается в качестве пережитка.

        – Я, конечно, не Колумб, – говорил отец Виктора Христофоровича – мнимого Христофоровича, поскольку отцом его все же был Алексей. – И мне обидно, – говорил этот отец Алексей, – обидно не потому, что я не Колумб, а потому, что я, Алексей, имею право на сына Алексеевича.

        – А я? – вспыхнул отец Виталия Джордановича. – Неужели я должен сгореть на костре, чтобы заслужить уважение своего сына?

        Он правильно сказал, этот отец. Потому что требования к отцам растут, а требования к детям падают. Это чувствуешь сразу, переходя из детей в отцы. Быть Джордано намного трудней, чем Джордановичем.

        Услышав эту историю, Кузьминич, конечно, пожалел, что не догадался взять себе для отчества имя какогонибудь выдающегося человека. Правда, до десятого класса он не дошел. В десятом бы, наверно, и он додумался. Он бы и в девятом додумался, но он и до девятого не дошел.

       

Глава 13. ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ИГНАТИЯ

       

        В один из съемочных и на сей раз солнечных дней на площадке опять появился Приблудный Пес Игнатий. Хозяин Леса встретил его как родного и долго говорил чтото, не предусмотренное сценарием.

        – Я на один день, – сообщил коллеге Игнатий. – Завтра у меня Закарпатье, а послезавтра ИссыкКуль.

        У Хозяина Леса не было ни того, ни другого, ни,

        как он предполагал у Игнатия, третьего. Его не рвали на части, у него был одинединственный фильм, с которого он мог уехать только восвояси. Но и там, восвоясях, у него никого не было, семью он потащил за собой, чтобы, используя случай, она отдохнула в Крыму, хотя и вдали от курортного берега.

        И семья отдыхала, разбредаясь по пыльным улицам знойного городка, чтобы не сидеть

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту