Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

18

Клаус!

        Но Маленький Клаус – как стойкий Оловянный Солдатик: его ничто не берет. Хотя непонятно, что придает Солдатику стойкость. Может быть, то, что он умеет только стоять: для того, чтоб шагнуть, ему нужно приделать вторую ногу. А откуда стойкость у Маленького Клауса? Разве ему не мешает вторая нога? Разве не тянет его шагнуть?

        Он шагает.

        Через все свои беды он шагает, перешагивает, словно это не беды, а мелкие камешки на пути. Оказывается, можно быть стойким и при этом шагать, оказывается, быть стойким – это и значит шагать, не стоять на месте, а шагать…

        Спят индейцы…

        Подложив под головы томагавки и колчаны со стрелами, они спят в своих вигвамах…

        И только ОлеЛукойе не спит.

        ОлеЛукойе рассказывает индейцам сказку…

       

Глава11. МУЖЧИНЫ ОТ ШЕСТНАДЦАТИ ДО ШЕСТИДЕСЯТИ

       

        Если ружье висит на стене, оно должно выстрелить – так говорил работник тира отставной старшина, а еще задолго до него писатель Чехов, правда, совсем по другому поводу.

        Жена старшины не была согласна с такой постановкой вопроса.

        – Не настрелялись еще, – ворчала она. – Висит ружье и висит. Слава богу, что не стреляет.

        И вдруг объявление в газете: «Требуются мужчины от шестнадцати до шестидесяти лет».

        Опять как тогда, в его молодости…

        Впрочем, он и сейчас, хотя прошло столько лет, все тот же мужчина от шестнадцати до шестидесяти, только тогда он был ближе к шестнадцати, а теперь – к шестидесяти.

        Но он и теперь не остался в стороне.

        Молодой и, судя по всему, не обстрелянный второй режиссер «Большого Змея», соединявший функции творческие и организационные, поднимавший организационные на творческую высоту и опускавший творческие до нужд земных и организационных, – второй режиссер коротко сообщил старшине о делах североамериканских индейцев, в которых он, старшина, мог бы принять участие, в соответствии с замыслом бессмертного Фенимора, смертного Федора Ивановича, а главное – в соответствии с замыслом режиссера.

        – Военные действия? – недоверчиво спросил старшина, глядя на штатский облик молодого творца и организатора.

        – Военные, – не повоенному ответил второй режиссер. – Я думаю, вы нам подойдете для переднего плана.

        Как тогда, в молодости…

        Так он стал гуроном, пожилым воином индейского племени, своим человеком и среди гуронов, и среди враждебных им делаваров, и вообще среди всех участников съемочной группы «Предпоследнего из могикан». Зверобой, друг Большого Змея по фильму, за пределами фильма отдавал предпочтение старшине и частенько заходил к нему в тир поупражняться в стрельбе и – совсем не

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту