Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

36

не собьете. – Инспектор показал взятый у корректора Кректа пригласительный билет. – Вот, поглядите: пришельцы из Южной Рыбы устраивают встречу с землянами. Интересная выдумка. Ваша работа?

        Гарри внимательно разглядывал билет.

        – Я об этом ничего не знаю… Не думаю, чтобы это наши подстроили. Возможно, это действительно пришельцы.

        – Ладно, хватит. Больше вы меня не одурачите. Хотя я и люблю, чтоб меня дурачили: такой уж я фантазер.

        Инспектору хотелось верить в пришельцев. В конце концов, почему бы им к нам не прилететь? Ведь должна же когдато осуществиться связь между цивилизациями. Даже в научной книге «Перспективы на прошлое» сказано, что пришельцы на Землю уже прилетали. Если не в прошлом прилетали, то в будущем.

        И разве они сами не звонили ему? Все в порядке, самочувствие отличное. Конечно, могли звонить не они, могла звонить эта банда писателей, но могли звонить и они, во всяком случае, этого бы хотелось.

        Вот разозлится Рокгауз, когда узнает, что пришельцы всетаки прилетели. Это будет для него удар. Он терпеть не может ничего сверхъестественного (всего, что сверх его убогого естества), а тут вдруг – пришельцы. Южнорыбцы. И каждый с рукописью, которую попробуй не напечатать – читатели тебе этого не простят.

        – Вы правы, – сказал инспектор Хост, – повидимому, это пришельцы. Пусть я буду еще раз одурачен, но не стану окончательным дураком.

        – Именно это мне в вас и нравится, инспектор, – сказал Гарри Уатт. – И всем нам нравится. Поверьте, мы бы ни за что не стали вас дурачить, если б не верили, что вы настоящий, понимающий человек. Таков закон нашего жанра: дурачить только людей понимающих.

        – Закон есть закон, – согласился инспектор Хост.

       

Глава двенадцатая. M=B/П

       

        Когда корректор Крект пришел в ночной бар «Звездочка», встреча с пришельцами была в разгаре. Гости сидели за столом, но не так, как сидят в барах, а так, как сидят на собраниях: графин с водой да ваза цветов – вот и вся скромная сервировка.

        – Нам тут задали вопрос, – говорил один из гостей, видимо, глава экспедиции, – откуда мы знаем ваш язык и почему внешне ничем от вас не отличаемся. Должен признаться, что языка вашего мы не знаем, а внешне нисколько на вас не похожи. Вот – я вам покажу свою фотографию. – Южнорыбец достал из кармана фотографию, на которой ничего не было видно, кроме бледного бесформенного пятна. – Это я. Может быть, не так красив, как мне хотелось бы быть в присутствии очаровательных землянок, но прошу учесть, что я здесь в газообразном состоянии. У нас это естественно, у нас вся жизнь в газообразном состоянии и улетучивается, – он вздохнул, – глазом не успеешь моргнуть. Хотя, конечно, моргать у нас нечем.

        Это было невероятно, и слушатели ни за что бы не поверили, что человек может жить в газообразном состоянии, но фотография многих убедила. Глава экспедиции продолжал:

        – Теперешняя наша внешность и язык, при помощи которого мы с вами общаемся, – все это не наше, так сказать, не наследственное, а приобретенное, благодаря условиям среды… Вам и самим приходилось убеждаться, что среда способна буквально преобразить человека…

        – Но не до такой же степени! – крикнули из зала.

        – Правильно,

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту