Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

как новые руководители государства поновому вершат государственные дела. Но сумагонная система продолжала действовать, и, придя наверх, государственные люди начинали чувствовать себя царственными, а потому первым делом – что бы вы думали?

        Ну конечно: принимались чинить сумагонный аппарат.

        Верно сказал один спившийся сумагонщик, попросивший в вытрезвителе политическое убежище: если перевернуть кверху дном бутылку водки, которая сверху была пустой, то она останется сверху пустой, и не было еще случая, чтобы она сверху стала полной.

       

Великая антисемьитская сказка

       

        Что там ни говори, а не вывелись у нас еще антисемьиты. Ну чем им, скажите, семья не нравится? Семейный человек и квартиру скорей получит, и дома есть кому сготовить, прибрать, а там дети пойдут, будет кого послать за сигаретами.

        Но антисемьит есть антисемьит. Даже если он бабыль, дамский угодник. Одного из них даже посадили на скамью, и тут он, конечно, стал оправдываться: дескать, никакой он не антисемьит, у него даже есть одна знакомая семья, с которой у него почти семейные отношения.

        А народ в зале суда возмущается: шутка сказать, в наш цивилизованный век встречаются такие антисемьиты! И тут одна женщина из публики говорит:

        – Дайте мне его на поруки, у меня это дело поставлено. Я уже вон сколько мужчин перевоспитала.

        Суд подумал: надо дать, пока берут. Ведь такого антисемьита не каждый взять согласится.

        Взяла его женщина на поруки, отвела подальше и говорит:

        – Я сама порядочная антисемьитка, я этих семей на дух не переношу!

        Ее, оказывается, кто только не брал на поруки. Так и ходит – с порук на поруки, с порук на поруки, даже ноги уже болят. И все изза этих семей – развелось их у нас, нет житья холостому человеку.

        Слово за слово, такой пошел антисемьитский разговор! Ну прямо расставаться не хочется. Антисемьитка и предлагает:

        – Пойдем ко мне, я тебя чаем напою, спать уложу. Да и сама лягу – очень почемуто спать хочется.

        И началась у них совместная антисемьитская жизнь. Едва откроют глаза – и сразу за свои антисемьитские разговоры. От этих разговоров дети у них родились, такие же антисемьиты. Внуки родились – такие же антисемьиты. Вроде бы прожили счастливую антисемьитскую жизнь, но на самом деле это не так. Потому что нет и не может быть счастья на земле антисемьитам!

       

Сказка о древнейшей профессии

       

        В некотором царстве, которого теперь уже нет, в государстве, которого теперь уже нет, стал намечаться процесс возвращения к древнейшей профессии.

        Нет, не первой древнейшей и не второй, а самой что ни

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту