Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

вы были откровенны со мной и охотно отвечали на все вопросы. Да, там мы доверяли друг другу… Вы помните нашего врача? Он постоянно болел, и мы его все вместе лечили. Хороший был человек. Все спрашивал у вас о доисторической медицине, интересовался древними скелетами. А свой скелет оставил там, в этой пещере…

        – Я был у него там. В прошлом году.

        – Смотрите! Значит, не забываете? Это хорошо, когда такая память… Так, может, вы вспомните фамилию этого врача, который был у вас вчера вечером?

        – Нет, – сказал Свидетель.

        – Не хотите вспомнить? – Следователь покачал головой. – Напрасно. Быть может, вы не догадываетесь, как это важно для вас. Конечно, пропавший экспонат принадлежит вам, трудно предположить, что вы сами его у себя похитили. Трудно, но всетаки… Тем более, что и вся ваша деятельность… Быть историком – это, знаете ли, не самый праведный путь…

        – Это моя профессия. Мне уже поздно ее менять, да и не хочется.

        – И совершенно напрасно. История преступна, она античеловечна. И не суд истории нам нужен, как утверждаете вы, а суд над историей.

        – Но кто должен вершить этот суд?

        – Ну, уж это не наша с вами забота.

        Свидетель отошел от окна. Он подлил кофе себе и Следователю, вспомнив, достал из шкафа какойто бисквит. Следователь поблагодарил, съел бисквит, выпил кофе. Откинувшись в кресле, вытащил из кармана коробочку мелких конфет, которые употреблял вместо курения. Свидетель составил ему компанию, закурив еще одну сигарету.

        – Меня удивляет, – сказал Свидетель, – неужели вам не интересно знать, как раньше жили люди, что было до вас на земле?

        Даже Кафзех – из людей, близких Схулу (по классификации Вейденрейха), – и тот интересовался, что было на земле до него. И когда палеантропы, свесившись со своих нар, слушали рассказы о далекомдалеком прошлом, Кафзех, немолодой уже прачеловек (по упомянутой классификации), пристраивался гденибудь рядом и, будто бы следя за порядком, на самом деле внимательно следил за рассказами. Иногда он не выдерживал и сам задавал вопрос, и тогда ему приходилось обстоятельно все объяснять, потому что при всей своей любознательности Кафзех понятия не имел о самых простых вещах, бывших на земле до его появления. Да и о том, что произошло на земле после его появления, Кафзех имел самое общее понятие, так что возможности для познания мира у него были почти неограничены. И он давал работу и глазам своим, и ушам – вот только мозг его не включался в эту работу… Впрочем, он был добрый человек, хотя в силу своей душевной малоподвижности и не был способен на добрые дела. Конечно, если б он жил

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту