Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

21

давно уже нет в его времени. Ради этого можно и угнать Машину.

        – Так вы считаете, что его величество поправится? – спросила королева с тревогой то ли за здоровье, то ли за болезнь короля.

        – Вам нет основания беспокоиться, ваше величество, – сказал медик, почемуто подмигнув при этом инспектору, с которым они даже не сказали двух слов. – Однако я должен откланяться, меня ждет мой пациент.

        И тут раздался истошный крик его пациента.

        – Вы себе представить не можете, как мне надоела эта вечная резня, – сказала французская королева, оставшись наедине с испанским послом. – Каждый день одно и то же, одно и то же…

        Глядя на эту хрупкую женщину, трудно было поверить, что она предалась англичанам, поддерживая их против мужа и своей страны. В угоду англичанам она сделала официальное заявление, что сын ее, дофин Карл, не является сыном ее царствующего мужа, не только поставив под сомнение свою репутацию, но и развеяв все сомнения на этот счет. Тем самым она лишила сына права наследия, отдав это право английскому Генриху, который, однако, вскоре умер, потеряв не только чужой престол, но и свой собственный.

        Однако преданный матерью дофин тоже не был кристальным человеком. Он был замешан в убийстве герцога Иоанна Бургундского (тото герцогу так не хотелось идти к дофину), а когда умер его отец Карл Безумный, наследного дофина никто не хотел короновать, пока это не сделала Жанна дАрк, преданная ему и преданная им англичанам.

        В приемный зал вышел Карл VI, худой, болезненный человек, с застенчивой, почти робкой улыбкой.

        – Вы ко мне? – осведомился он у инспектора, послав королеве воздушный поцелуй. – Ради бога, извините! Мне не сказали, а я не догадался выглянуть, виноват! Нетнет, без церемоний, заходите, пожалуйста!

        Стены королевского кабинета были сплошь увешаны щитами, надписи на которых свидетельствовали о миролюбивом характере их обладателя. «Блаженны миротворцы». «Все понять – все простить». «Не ведаете, что творите». Были надписи призывные: «Отойди от зла и сотвори благо!», «Перекуем мечи на орала!», «Не зарывай талант в землю!» Были полные отчаяния: «О времена! О нравы!», «Да минует меня чаша сия!», «Бей, но выслушай!» Надпись на одном щите, казалось, обобщала все остальные: «Вот как делается история!»

        – Какая удивительная коллекция! – воскликнул инспектор.

        – Это не коллекция, это жизнь. Я никогда не знал мирного времени. Когда я родился, уже шла война. Она началась за тридцать лет до моего рождения и будет продолжаться еще тридцать лет после моей смерти.

        Поразительно, что он ошибся всего на один год: война

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту