Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

рядом идет война, хотя все войны кончились за две тысячи лет до твоего рождения. Тяжелые сапоги, брюки, почти не сгибающиеся в шагу, и тяжелая сумка через плечо – таков мой вид, понятный людям этого времени.

        Вторая мировая война по своим масштабам превосходит все, что до нее знала история. Если бы в Троянской войне приняло участие все население земного шара, включая женщин, стариков и детей, и даже население не открытых еще континентов, и если бы половина всего этого населения была уничтожена, а вторая искалечена, то это равнялось бы количеству жертв второй мировой войны. Если бы вандалы, сокрушившие великую Римскую империю, обнесли ее колючей проволокой и уничтожили всех ее жителей, то это равнялось бы количеству убитых фашистами в лагерях смерти. И если бы на каждого узника фашистских концлагерей приходился всего один метр колючей проволоки, то всей этой проволокой можно было бы трижды опоясать по экватору земной шар. Ни у одного рабовладельческого государства не было столько рабов, как у цивилизованной Германии середины двадцатого века.

        Я чувствую, как мной начинает овладевать какоето незнакомое ощущение, и догадываюсь, что это, возможно, страх. У нас я его не знал, значит, чувство это рождается обстановкой. Но ведь люди, которые жили в этой обстановке и воевали в этих лесах, тоже не знали страха. И ведь они не могли из своего страшного века сбежать, они, как к галере, были прикованы к своему времени. Значит, обстановка может и не рождать страх… Тогда что же всетаки его порождает?

        – Стой!

        Я останавливаюсь. Он подходит ко мне, волоча за собой винтовку.

        – Кто такой?

        Лет ему, наверно, не больше семнадцати. Видимо, зная за собой этот грех, он старается говорить повзрослому строго.

        Я отвечаю, что я учитель из Люблина. На всякий случай выбираю город подальше, во избежание неожиданных земляков. Но тогда что я делаю здесь, в карпатском лесу? На этот вопрос я отвечаю со всей прямотой:

        – Ищу Стася. Или Збышека.

        Иногда приходится говорить правду. Чтобы ложь выглядела убедительней.

        – Збышека? – он понастоящему поражен, но тут же говорит с безразличием, в котором сквозит плохо скрытая гордость: – Збышек – это я. Что дальше?

        – Я пришел к вам в отряд.

        – Откуда ты знаешь об отряде?

        И тут мне пригодилось более широкое знание материала, чего от меня всегда добивался профессор Посмыш:

        – Мне сказал один человек из отряда Мариана. Он шел к вам, но не дошел, его ранило при бомбежке, и он умер у меня на руках.

        Збышек задумчиво смотрит на меня, решая трудную задачу: верить или не верить? С одной стороны,

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту