Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

11

стал теперь Мэравей, это у него должность такая. Бегает по берлоге и не знает, куда бежать. И все вокруг него бегают и не знают, куда бежать. Только один муравей знает, куда бежать: он уже опять у Листоблошки.

        Листоблошка сидит на одном листе, другим обмахивается и говорит как бы между прочим:

        – Я слышала, одному из ваших дали берлогу? Такому же, как ты, муравью.

        – Не муравью, а Мэравью.

        – А мне все равно. Я вашего брата не различаю.

        Некто Муравей даже опешил. Такое услышать в интимный момент. Но Листоблошка такая. Ей нужно очень много втолковать умных мыслей, чтоб она наконец выделила какуюнибудь глупую. Глупенькая она, Листоблошка. Глупенькая и сладенькая.

        В последний свой приезд из командировки Листоблох ей втолковывал:

        – Сейчас такое время, надо с умом выделять. Чтото выделить, а чтото прижать, чтоб потом из этого побольше выжать.

        Некто Муравей ничего об этой политэкономии не знал, и он от души тянулся к Листоблошке:

        – Сладенькая моя!

        Но Листоблошка жмется, отворачивается, прячет от него свою сладость. Говорит, что ей муж запретил выделять чтолибо на сторону. В том смысле, что нужно сегодня побольше прижать, чтобы завтра побольше выжать.

        Ну и стерва, подумал Муравей. Нашла где вводить рыночные отношения. Ему, Муравью, все эти листоблошьи проблемы ни к чему, ему главное – принять сладенькое и отвалить, пусть без него строят свою экономику.

        И отправился некто Муравей по своим делам. Оказывается, и у него были дела. Не только мэравьям в берлогах заседать да листоблохам мотаться по командировкам.

       

Исключение из обезьян

       

        Когда человека исключали из обезьян, он и сам не знал, за что его исключают. То ли за нежелание шагать в четыре ноги, то ли за нежелание хватать в четыре руки, то ли за аморальное размножение, которое он почемуто называл любовью.

        В общем, исключили человека. Перестали здороваться, узнавать. Заставили зарабатывать на жизнь своим трудом, да еще насмехались, что труд создал человека.

        А разве трудом на семью заработаешь? Тем более, что работать спокойно не дают, каждые пять минут требуют документы.

        Жена говорит: неужели так трудно шагать в четыре ноги? Дети говорят: неужели так трудно хватать в четыре руки? И ушли от него жена и дети.

        Остался человек один. Только иногда ктонибудь забежит, занесет работу, чтоб другие не видели. А потом, конечно, выдаст ее за свою.

        Великий изобретатель топора получил премию за топор, сделанный руками человека. Еще одну премию получил изобретатель молотка.

        А как они добыли огонь? Ведь они у него добыли

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту