Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

начатый разговор был прерван появлением хозяйки дома. Пока миссис Хост разгружала поднос, миссис Смит ей объяснила, что вернулась за своей сумочкой, и получила приглашение остаться, выпить за здоровье мистера Хоста. Это последнее предложение несколько удивило миссис Смит, и она не сочла нужным скрыть свое удивление.

        – За здоровье инспектора? Право, я даже не найду, что сказать. А вы, Гарри? Вы мне позволите, миссис Хост, называть вашего приятеля Гарри? Он мне позволил…

        – Пожалуйста, не стесняйтесь, – сказала миссис Хост. Но миссис Смит всетаки немного стеснялась.

        – Он мне позволил называть его Гарри, потому что мы с ним любим короткие слова. Чтобы люди могли покороче познакомиться, им необходимы короткие слова.

        – Чтобы быть на короткую ногу, – объяснил Гарри. – Тем более, что жизнь коротка.

        – Вы уже заметили, что жизнь коротка? – съязвила миссис Хост. – Подумать только, я вышла всего на несколько минут, и вы уже это заметили!

        Миссис Смит понемногу брала бразды в свои руки:

        – Миссис Хост, почему бы Гарри не называть вас Лиззи? Тогда мне не будет казаться, что я здесь лишняя, А меня, Гарри, называйте Джекки. И вы, Лиззи, если не возражаете. – Миссис Смит торжественно подняла бокал. – Гарри, Лиззи, так за что же мы пьем? За здоровье мистера Хоста?

        – Я с удовольствием, – сказал Гарри.

        – Очень мило! Вы, Гарри, настоящий человек из машины. Лиззи, он вам не говорил, что он человек из машины? Это потому, что у нас технический прогресс. Гарри говорит, что машина создаст человека по своему образу и подобию.

        – Это разговор для моего мужа. Он бредит всеми этими техническими усовершенствованиями.

        – Что касается меня, – сказала миссис Смит, – то я согласна работать, как лошадь, только бы иметь возможность мыслить и чувствовать, как человек. Волноваться, любить и даже страдать… Нет, пожалуй, страдать – ото лишнее.

        – Но ведь страдание – самое человеческое чувство, – возразила миссис Хост, однако миссис Смит и тут нашла оправдание:

        – Я достаточно буду страдать оттого, что буду работать. А помимо этого я хочу жить полной жизнью: волноваться, любить. Я не хочу быть человеком из машины, не хочу быть ее деталью. Деталь легко заменить, а если меня заменят, от меня ничего не останется.

        – Вас еще долго не заменят, Джекки, – сказал Гарри как истинный джентльмен. – Недавно среди машин распространили анкету: какой машиной вы хотели бы быть. Большинство ответило: только не мыслящей. Потому что век мыслящих людей прошел, и мыслящие машины – тоже, видимо, ненадолго.

        – Так прямо и ответили? – возмутилась миссис Смит. – Но это же нахальство, вы не находите? А вот интересно, вы, Лиззи, какой машиной хотели бы стать? Только не говорите, что швейной или стиральной, забудьте свои хозяйственные дела.

        – Может быть, машиной времени?

        – Ага, я поняла. Чтобы вернуться туда, где можно снова стать человеком? Лиззи, вы умеете устраиваться, я всегда это подозревала.

        – Если станете машиной времени, возьмите меня пассажиром, – серьезно сказал Гарри Уатт.

        – Вас уже взяли, Гарри, неблагодарный! – напомнила ему миссис Смит. – Вас возвратили в ваши лучшие времена, а вы и не замечаете? Ведь машина времени

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту