Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

24

разглядывал пришельцев, и в голове его проносились – сначала медленно, а потом все быстрей – будущие телеги, кареты, поезда, будущие автомобили, трамваи и троллейбусы…

        «Отдыхаете? – спросил абориген. – Да, вам уже можно отдыхать. – Он крутанул колесо Мю. не видя в этом ничего неприличного. – А нам отдыхать некогда. Мы тут, как белка в этом… как его…» – Он не договорил. Он лишь махнул рукой и пошел своей дорогой.

        – И что же дальше? – спросила миссис Смит.

        – Дальше? Как пошел своей дорогой, так с тех пор и идет… Тогда для него колеса были в диковинку, а теперь куда ни погляди – всюду колеса…

        – Это была внеземная цивилизация?

        – Может, внеземная. А может, земная, прилетевшая из будущего, чтобы поделиться опытом с прошлым. Иначе откуда прошлое узнало бы про колеса?

        – Гарри, чтото я ничего не понимаю… Прошлое узнает от будущего, будущее узнает от прошлого… А откуда они все узнают? Вы меня, Гарри, совсем запутали.

        Гарри Уатт спрятал в карман свои листки.

        – Вы знаете, миссис Смит, что такое бог из машины? Был в древних трагедиях такой персонаж, который распутывал все ситуации. Так вот, я – человек из машины. Но я ничего не распутаю, а только больше все усложню.

        – Теперь я понимаю. Да, Гарри, теперь я понимаю… Эти колеса… Эти машины… Они вытесняют самое сокровенное, человеческое… Но ведь полностью они не могут заменить человека? Ведь не смогут?

        – Две машины стоят над пропастью, над которой проложен мост. Все рассчитано, все учтено. Никто не летит в пропасть,

        – Нетнет, Гарри, не надо!

        – Машина говорит машине…

        – Они разговаривают?

        – А почему бы и нет? Раз они мыслят… «Машина! – говорит машина машине. – Я тебя люблю. Я люблю каждую твою деталь, каждый винтик, каждую шестеренку. Когда мои телекамеры впервые увидели тебя, а мои микрофоны впервые услышали тебя, мои двигатели задвигались быстрей, мои счетчики показали самое высокое напряжение».

        – О боже! – воскликнула миссис Смит. – Зачем вы мне рассказываете эти кошмары?

        – Простите, миссис Смит, машина еще не кончила. «Между нами, машина, – продолжала она, – проложен мост, который не даст нам свалиться в пропасть. Но ведь у нас нет чувств, моя любовь к тебе – это механическое явление, необходимое для разрядки аккумуляторов, для снятия высокого напряжения, которое может каждому из нас повредить. Чисто физическое влечение, а никакое не чувство. Ведь ты ничего не чувствуешь ко мне, машина? И я к тебе ничего не чувствую… Значит, мы будем счастливы, мы не свалимся в пропасть, тем более, что между нами проложен мост. Мост – это единственное, что может быть между нами…»

        – Какой ужас!

        – Почему ужас? Человечество постепенно к этому привыкает и, создавая машины, изменяет себя по их образу и подобию. Ученые даже утверждают, что человек – всего лишь запрограммированная машина, приучают человека к этой мысли, чтобы потом она не была для него неожиданностью.

        – Потом? Значит, еще не скоро? – миссис Смит вздохнула с облегчением. – Как вы напугали меня! Всетаки человек – не машина, о себе, во всяком случае, я не могу этого сказать… Хотя и без машины тоже нельзя: пришлось бы пользоваться городским транспортом.

        Столь интересно

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту