Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Главная arrow Статьи arrow Размышления о национальном юморе

Размышления о национальном юморе

В поисках истоков национального юмора исследователи обращаются к мифам, легендам народов Западной Африки, Гренландии и Америки. Об этом в энциклопедии «Мифы народов мира» есть много важной и интересной информации. Она дает возможность понять самые разнообразные ранние формы национального юмора, а также методы и формы различного юмора для осмеяния врагов племен и народов.
При всем том, юмор древних народов имеет весьма отдаленное отношение к тому, что под юмором сейчас понимают.

Поэтому исследователи обращаются к Торе и Талмуду, а также к премудрости Соломона, «Книге Самуила», книге «Сказание об Есфири». Вся эта литература является еврейской и, очевидно, истоки еврейского национального юмора связываются с нравами того времени, когда она создавалась. Еврейский национальный юмор, нравственный по содержанию, в своем арсенале использовал афоризмы, притчи и многие другие формы юмора. В нем нет пока национального характера, но очень много мудрости, воплощенной в сказания различного рода.

Интимного юмора пока нет. Примерно то же самое происходило в национальном юморе других народов. В современном юморе от прошедших времен остались еврейские анекдоты, остроты и пародирование.

В 2003 г. вышло 4-е издание сборника «Евреи шутят» с предисловием проф. Леонида Столовича [1]. Л. Столович предпринимает попытку, и довольно успешную, по-новому подойти к тому, что еврейский национальный юмор сохранил значимость до наших дней. Он обращает особое внимание на юмор хасидов, а также философские работы Мартина Бубера [2]. При этом в предисловии подчеркивается, что еврейский юмор бывает, кроме веселого, саркастический и грустный. Такая палитра юмора исключает однообразие в подборе фактов и повторение истин.

В названии книги «Евреи шутят» – расхожее слово «шутка». Шутки бывают разные. Одна шутка вызывает гомерический хохот, другая – грусть и тоску, третья – негодование. Такой эффект производит, скажем, пожелание: «Чтоб ты был благословен, как шабатные свечи: сверху горел, а снизу таял»...

Гершеле Острополер в беседе с другом и соперником спрашивает, почему он моет голову водкой. Слышит ответ: «Это результат экспериментов, в процессе которых я обнаружил, что водка – лучшее средство для роста волос». Острополер восклицает: «Будь это так, у меня в горле давно бы борода выросла».

В последнее время отношение к юмору изменилось. В 2002 г. вышел сборник «1001 еврейский анекдот» и в том же году – большой том избранных произведений Феликса Кривина «Антология сатиры и юмора ХХ века» [5] в серии книг «Антология». Кстати, без каких- либо примечаний еврейский юмор широко использовался в средствах массовой информации Советского Союза. В примечаниях следовало бы, конечно, сказать об истоках этого юмора.

До недавнего времени особенности еврейского юмора ХХ века не были предметом исследования. Только теперь ему стали уделять внимание.

Несколько по-другому подходят к еврейскому юмору исследователи и комментаторы в Америке, Англии, Германии, Италии. Об этом свидетельствуют книги: «Американский юмор», «Анекдоты из Англии», «Анекдоты из Германии», «Анекдоты из Италии».

Особое значение еврейский юмор имеет в Америке. Профессор университета Сан-Франциско Артур Бергер в своей работе об американском юморе пишет, что, по его подсчетам, 70% американского юмора создали в разное время евреи. В периодических изданиях часто появляются анекдоты, афоризмы, пародии и подборки мудрых мыслей из сокровищницы евреев.

Профессор Бостонского колледжа (Boston College) Пол Льюис в книгах об еврейском юморе также говорит о влиянии еврейского юмора на американский. Эти сведения, взятые из американского журнала «Washington ProFile» , в переводе с английского опубликовала газета «Новый меридиан» в феврале 2004 года.

Сейчас в России также некоторые исследователи отмечают, что еврейский юмор имел и имеет большое значение. Может быть, это связано с тем, что увядание современного русского юмора объясняют отъездом из страны многих признанных юмористов, среди которых Феликс Кривин, Игорь Губерман, Сергей Довлатов, Юрий Борин и др.

Но в России продолжают работать Михаил Жванецкий, Михаил Мишин, Виктор Шендерович, Яков Костюковский, Аркадий Левенбук, Владимир Вишневский и др. Ясно, что не только отъезд писателей является причиной оскудения юмора в России. Совершенно очевидным является то, что в стране, с одной стороны, – хаос в мыслях и отсутствуют идеалы. Трудно объяснить в связи с этим, кого и как высмеивать. С другой стороны, современная власть очень жестко обращается с неугодными ей телевизионными программами, закрывает журналы и газеты инакомыслящих и убивает инакомыслящих журналистов.

Современная юмористика России задыхается или, в лучшем случае, дышит на ладан. В ней нет напряженной борьбы, она снисходительно смотрит на свободу и демократию. Теряются традиции, и изредка на кабельном ТВ возобновляются старые программы, которые в свое время вызывали восторг. Теперь вместо юмора на ТВ России появляются безвестные актеры, которые стремятся веселить во что бы то ни стало. Разве это юмор? Как рождались шедевры в «период застоя»?

Вспоминается случай, происшедший при обсуждении на правительственной комиссии Госкомитета по кинематографии фильма Леонида Гайдая «Кавказская пленница» (1966 г.).

После просмотра фильма председатель комиссии сказал: ««Кавказская пленница» будет выпущена только через мой труп». Наступила мрачная тишина в просмотровом зале. И прозвучал голос одного из сценаристов фильма, Якова Костюковского: «Тоже вариант». Председатель комиссии вскочил и, пригрозив кулаком, заявил: «Это политическое хулиганство. За это Вы будете отвечать особо». В Союз писателей было отправлено письмо с требованием рассмотреть вопрос об ответственности драматургов. Фильм был отправлен на полку. Картину спас Леонид Брежнев, которому случайно ее показали. И фильм увидел свет.

Писатели, которые 10-15 лет назад пользовались огромной популярностью, эстрадные актеры разговорных жанров, режиссеры Театра сатиры и кинематографисты каждый по-своему объясняют затор в развитии юмора. В последнее время они создают не юмористические произведения, а пишут статьи и дают интервью по поводу происходящего.

Не все можно принять в их советах и высказываниях, но обеспокоенность совершенно очевидна. 21 июля 2006 г. в газете «Новый меридиан» опубликовано интервью с Геннадием Хазановым – «Уходящая натура». К сожалению, эта натура ничем не напоминает популярный монолог актера «Студент кулинарного техникума» (автор Аркадий Хайт). Хазанов считает, что в современной России национальный юмор не отвечает на вопросы времени и, по сути дела, стал не интересным и не смешным. Объясняя причины, он говорит: «Потому что в советское время юмор был проявлением оппозиционности, несогласия общества с происходящим в стране». Кроме того, когда смеялись над тем, что в стране нет колбасы, – это было понятно и смешно всем. Такова была природа нашего смеха – он был, по сути, антисоветским. А что сегодня? Сегодня смеяться над тем, что колбаса есть, но не все могут ее купить? Это уже не смешно» [3].

Кроме колбасы, у общества много других проблем. Юмору нужно найти к ним дорогу, используя для этого самые разнообразные жанры. Да и упоминание о дороговизне колбасы имеет социальный смысл. Г.Хазанов говорит об оппозиционности юмора как черте его характера. А кто сказал, что характер юмора в наши дни стал более покладистым и мягким? Возможно, Хазанов именно этим пытается объяснить свой демонстративный уход из юмористики в эпическую драматургию, где он играет роли полководцев и государственных деятелей. Интервью юмориста напоминает заупокойную мессу.

В другом тоне интервью Михаила Жванецкого, опубликованное в январе 2005 г. в газете «Курьер» [4]. Подобно тому, как это сделал Хазанов, Жванецкий начал с того, что современный юмор не заслуживает одобрительных восклицаний. Далее позволю себе сказать, что он характеризуется придуманными на кушетке смешными ситуациями. «Это – преднамеренный юмор. Он не настоящий», - говорит Жванецкий. Он обвиняет при этом молодежь, потерявшую в наши дни вкус к юмору. Вызывает у него опасения шоу-бизнес, в котором юмор бывает ниже пояса. Жванецкий приходит к выводу: если так будет и впредь, юмор вовсе уйдет с арены. А дальше он говорит о себе – и довольно парадоксальные вещи, и такой сюжет в разных вариациях интерпретируется в его собственном творчестве: «Жизнь в России сейчас мне нравится». Восторг Жванецкого, одного из самых несговорчивых сатириков недавнего времени, никак не ожидался. «Я счастлив в одном. Между мной и листом бумаги никого нет. Раньше между нами стояла некая шеренга...».

Не говоря уже о том, что в современной России гласная и негласная цензура существует, разве только в ней дело? Вот сейчас Михаил Мишин предлагает ввести художественную цензуру, для того чтобы перекрыть дорогу пошлым и грубым произведениям так называемого разноцветного юмора – черного, желтого, коричневого, оранжевого и других оттенков.

Совершенно по-другому относится к цензуре Феликс Кривин, эмигрировавший в Израиль. В его «Избранном» помещена автобиография. В ней такой эпизод. Из Ужгорода, где он жил после окончания учебы и публикации первых произведений, его пригласили работать в Москву редактором радиовещания. Шел 1965 год. Однако назначения не состоялось. Причина: в политиздате была подготовлена к изданию его юмористическая книга. Но цензура сочла, что она носит антисоветский характер. Отпечатанный тираж был пущен под нож, редактор уволен, директор издательства понижен в должности. Ф. Кривин делает вывод: «Одним смехом уничтожают страх, другим страхом уничтожают смех, поэтому в мире не убывает ни смеха, ни страха» [5]. По сути дела, писатель счастливо отделался: в 1973 г. вышла его книга «Подражание театру», а также «Полусказки» и другие книги. В его «Автобиографии» имеются такие слова: «В каждую бочку меда непременно должна быть добавлена ложка дегтя – для остроты, но случается, что их перепутывают, и в бочку дегтя кладут ложку меда». Это похоже на афоризм, на своеобразную философию. В своем юмористическом творчестве Кривин – философ. В «Избранном» более 500 произведений. Они охватывают хронологически всю вторую половину ХХ века, но его юмор характерен тем, что в нем много еврейских притчей и других премудростей еврейского народа. Сориентировать их на современность бывает очень трудно. Сам писатель говорит: «Чувство юмора – это легкое чувство, но одновременно очень тяжелое. Его невозможно поднять на вершину».

Если современная жизнь в России вызывает у Жванецкого и Хазанова восторг и сочувствие, то Кривин совершенно трезв. Поэтому его юмор, созданный в Советском Союзе, в России и в Израиле, до сих пор играет большую роль. Из этого можно сделать вывод, что страна обитания играет важную роль в создании юмористического произведения, хотя его значимость зависит и от многих других факторов. Так происходило в прошлом, так происходит и сейчас.

В 1978 г. в Москве, в издательстве «Прогресс», вышла в переводе на русский язык книга профессора Ягелонского университета в Польше Богдана Дземидоха «О комическом» [6]. Анализируя современные комедии в ряде европейских стран, он без какой-либо снисходительности говорит также о русской комедии и влиянии на нее марксистско-ленинской эстетики. Он рассматривает книгу М. С. Кагана «Лекции по марксистско-ленинской эстетике» [7]. В ней он увидел серьезные промахи. Он пишет: «Уничтожать насмешку, игнорировать насмешку, сарказм или хотя бы улыбку в юморе нельзя. Они сопутствуют комическому, этим выражая чувство удовлетворения и связи с духовной победой над тем, что противоречит идеалам данного человека».

Комическая ситуация в юмористическом произведении дает возможность писателю «развязать руки» и избежать повторения фактов и аргументов, перечислить причины, по которым введен в повествование тот или другой персонаж, одновременно вызывая симпатии читателя.

В американском, русском и еврейском юморе широко и разнообразно используются возможности комических ситуаций. Удивляться не приходится. Опыт юмористов этих стран можно охарактеризовать более полно, если напомнить, как создавались комические ситуации Марком Твеном, Антоном Чеховым, Исааком Бабелем и Вуди Алленом. Они выбраны для примера, чтобы была представлена классика ХХ века. Притом их произведения создавались в разные эпохи, и каждый раз писатели находили новые родники для своего юмора, сохраняя при этом традиции.

В юморе Марка Твена – особый рельеф и колорит, хотя ни в одном из юмористических произведений нет повторений сюжетов и образов.

В 1865 г. вышла первая юмористическая книга писателя «Простаки за границей». Ее приняли с восторгом. Началась эпоха американского юмора. Но он не был смешным в современном понимании жанра.

В начале каждой новеллы Марк Твен говорит о себе, а затем – о персонаже. По совокупности в произведении создается образ американца, освещаются разнообразные стороны жизни Америки второй половины XIX века.

Много оригинального и интересного в юморе Антона Чехова. Его первое произведение «Письмо ученому соседу» было опубликовано в 1880 г., почти через 20 лет после освобождения крестьян от крепостной зависимости. Смешные строки в «Письме» дают возможность увидеть человека, который, как это ни парадоксально, сам себя высмеивает при демонстрации своего невежества. Образ повествования дает возможность увидеть слабые стороны общества, которое до сих пор не может освободиться от старых оков.

Чехову близок Бабель, особенно в «Конармии» (1926 г.) и в «Одесских рассказах», написанных чуть позже. Характерно отношение к юмору Бабеля его современников. В сентябре 1928 г. в одной из своих популярных брошюр Максим Горький сравнил «Тараса Бульбу» Гоголя с «Конармией» Бабеля и поставил «Конармию» выше произведения Гоголя. Такой подход вызвал возмущение командующего Конной армией в годы гражданской войны Семена Буденного, который назвал книгу Бабеля «пасквилем». В письме в редакцию «Правды» он заявил: «Фабула его [Бабеля – Я.С.] очерков, оснащенных обилием высказываний эротоманствующего автора, идет от бреда сумасшедшего еврея». Очевидно, через много лет после публикации письма нет необходимости говорить о мотивах высказываний маршала. Одно можно сказать: под его формулировкой мог бы подписаться любой антисемит.

В 1931 г. вышла книга критических статей о творчестве Бабеля. Не раскрывая ее содержания, следует сказать, что самой мягкой формулировкой для его юмора является сравнение с песнями бродячих музыкантов. Ознакомившись с книгой, Бабель написал из Москвы в Киев матери о своем отношении к происходящему: «К критике хвалебной или разгромной я отношусь с полным самообладанием и знаю: цена ей – пятачок».

Характерно отношение к юмору Вуди Аллена в Америке. Когда вышли его первые юмористические рассказы в 1973 г., критика назвала его «сбившимся с пути актером, который вместо того, чтобы играть комические роли в кино, взялся за перо». Несмотря на такое отношение к своему творчеству, Вуди Аллен занимается юмористикой по сей день. В 2006 г. по его сценарию и с его участием вышел фильм «Сенсация». В нем почетное место занимает смелый гротеск, понятный многим каламбур и пародия на современные нравы.

По-видимому, кроме творчества этих четырех писателей, можно привести другие примеры, раскрывающие особенность общества в отношении к юмору. Несмотря на тяготы и ограничения, юмор остается жить.

117 лет назад два английских драматурга создали комедию «Пираты» из еврейской жизни [8]. В 2006 г. эта комедия была поставлена Манхэттенским еврейским театром и имела большой успех. Постановка была осуществлена на трех языках: иврите, идиш и английском.

В середине 70-х гг. ХХ века на страницах «Литературной газеты» в России начали печатать главы из пародийного романа «Бурный поток», якобы созданного так называемой администрацией «Клуба Двенадцать Стульев» (ДС). Безусловно, это – открытая литературная мистификация. Для большей убедительности романа появились портрет писателя Евгения Сазонова, его биография и состав его творческой лаборатории. Эти так называемые философемы – воспоминания писателя, отрывки из его записной книжки и многое другое. Творческий процесс – это не что иное, как возможность смешно пародировать образ мышления и творчество писателей – многих известных и малознакомых литераторов. В таком стиле создавался «Бурный поток». Полностью роман был опубликован в Англии в 1974 г.

Нетрудно понять, что «администрация Клуба ДС» пыталась сохранить традиции русской юмористики. Достаточно вспомнить, что композиция романа «Бурный поток» и образ Евгения Сазонова очень близки к книге братьев Жемчужниковых о Козьме Пруткове. Особенно характерно стремление Евгения Сазонова, как и Козьмы Пруткова, без устали комментировать события текущей жизни с точки зрения официальной идеологии.

Парадоксальные выводы удивления не вызывают, а шутки, анекдоты, нелепости, отрывки из литературных источников встречаются на каждом шагу.

В обеих книгах главы независимы друг от друга, как будто сюжета единого нет. На самом деле, это слепок той жизни, в которой творили Козьма Прутков и Евгений Сазонов.

В связи с этим не лишним будет вспомнить, что не только романы, но и анекдоты дают возможность понять образ мышления народа.

В 1992 г. израильское издательство «Ковчег» выпустило книгу «500 еврейских анекдотов». Через 10 лет в Москве появился сборник «1001 еврейский анекдот на каждый день [9]. Обе книги являются отражением смеховой культуры народа. Но какие они разные, хотя в каждой из них одно из главных мест занимает иудейская религия, а также социальные и философские аспекты национальных нравов. Образ мышления репатриантов из Советского Союза, судя по первой книге, остается на уровне прошлых представлений. Во второй книге этого гораздо меньше. Условия жизни в России, несмотря на то, что в ней имеются главы «Москва – Бердичев, далее везде», «Ефрейтор Рабинович», «Рабинович и закон», не имеют ничего общего с тем, что происходит сейчас в Израиле.

Обе книги помечены в заглавии цифрами, но, на самом деле, никто не знает, сколько имеется еврейских анекдотов.

Составители сборника «1001 еврейский анекдот», известные юмористы Хайт и Левенбук, пишут: «Если бы даже евреи не дали миру Библию, теорию относительности Эйнштейна, психологию Фрейда или политэкономию Маркса, а придумали только еврейские анекдоты и фаршированную рыбу, они все равно были бы вписаны золотыми буквами в историю цивилизации» [9].

Характерная особенность обеих книг, сближающая их с национальным юмором – это колоритный образ ребе. Раввины показаны как люди мудрые, спокойные и одновременно романтичные и величественные. Правда, некоторые из них выглядят патриархально. Скажем, во второй книге имеются разделы «Религия своя и чужая», «Мудрецы и мудрость» и др.

По-видимому, в национальном юморе евреев на протяжении веков сохранилось уважение и почтение к мудрецам-раввинам, их советам и поступкам. Своими проповедями и молитвами они, в значительной мере, сохраняют в народе черты национального характера. По всей видимости, поэтому в сборниках национального юмора, изданных в последние годы, большие разделы посвящены иудаизму и его взаимоотношениям с другими религиями. Они построены не только на встречах с прихожанами, но и на диалогах с монахами, епископами, священниками, а также с христианами разных конфессий. Притчи в этих диалогах занимают одно из центральных мест. Примеров – множество. Ограничимся двумя.
– Почему перед службой в вашей синагоге не звучит колокол? – спросил монах раввина.
Вместо ответа раввин пригласил монаха к вечеру на рынок. Там они услышали крики торговцев рыбой, пытавшихся сбыть свой товар, залежавшийся на прилавках. Затем они подошли к ларьку, где продавалась хорошая рыба. Там шла бойкая торговля, хотя продавец не зазывал к себе покупателей.
– Если товар хороший, не надо никого звать, – сказал раввин монаху.

Современно выглядит образ раввина в книге Ф. Кривина. Он воспринимается иначе, чем анекдоты о ребе. Речь идет о разделах «Вассерман – новый русский» или «Мазлтов» .

Не претендуя на общие выводы, в «Рассуждениях о национальном юморе» приведены, главным образом, факты. К ним следует добавить, что в январе 2003 г. журнал «Алеф» поместил интервью с редактором израильской юмористической газеты на русском языке «Беседер» М. Галесником [10]. На вопрос, над чем смеются русскоязычные евреи, редактор ответил: «Над тем, как они представляли себе жизнь в Израиле до эмиграции, и тем, что они видят теперь».

За 15 лет издания эта еженедельная газета поместила, по подсчетам редакции, 60 тысяч юмористических произведений. А на вопрос: «Чем привлекает ваша газета?» М. Галесник ответил: «Условиями жизни в Израиле и получить глоток юмора в конце недели».

Безусловно, невелика мера юмора, но она условна. Глоток юмора есть в каждом номере газеты.

В подборке произведений в сборниках «500 еврейских анекдотов», «1001 еврейский анекдот на каждый день», а также на Интернет - сайте телеканала «Израиль Плюс» (октябрь 2006 г.), где на 60 страницах – подборка еврейского юмора без комментариев [12], не до конца удалось раскрыть особенности современного еврейского юмора.

Следует надеяться, что появятся новые сборники и глубокие исследования национального юмора.

Давным-давно, в феврале 1864 г. Д. И. Писарев опубликовал статью «Цветы невинного юмора» [11], в которой анализировал роман «Господа Головлевы» М. Е. Салтыкова-Щедрина. Считал, что в книге слишком много невинного юмора и он близок к модному в то время увлечению «искусство для искусства». В наше время аргументы Писарева не вспоминаются. А ведь, на самом деле, невинный юмор характерен и для наших дней.

В 1974 г. в Лондоне вышел в свет двухтомник «Советская сатира» на двух языках – английском и русском. Предисловие к нему написал проф. Питер Генри. В книге помещены произведения почти пятидесяти советских юмористов, в том числе М. Булгакова, И. Бабеля, М. Зощенко, которые в то время в СССР не упоминались и не печатались. А вперемежку с ними – юмор второстепенных писателей. Возникает вопрос: какие имеются принципы отбора для создания антологии?

В декабре 2006 г. в Америке были опубликованы результаты опроса по теме «Кого из евреев можно назвать знаменитыми». Оказалось, что среди знаменитых евреев – три юмориста. Это – Шолом Алейхем, Бабель и Жванецкий. Для того чтобы показать их значимость, в таблице приведены имена других писателей, ученых и общественных деятелей в алфавитном порядке. Это – Бродский, Бубер, Кафка, Киссинджер, Мандельштам, Мечников, пророк Моисей, Пастернак, Ойстрах, Фрейд, Чаплин, Шагал, Эйнштейн.

Безусловно, почетно попасть в такую компанию. Но состояние еврейского юмора вызывает тревогу.

В 1958 г. мне как корреспонденту радио поручили взять интервью у участников Ташкентской конференции писателей стран Азии и Африки, выступавших на пленарных заседаниях. Среди них были Назым Хикмет (Турция), Расул Гамзатов (Дагестан), Абдулла Кахар (Узбекистан) и многие другие. В конце конференции взял интервью у поэта и драматурга Михаила Светлова. Зная по его творчеству о пристрастии к юмористическим образам, спросил у него, как он относится к юмору в докладах некоторых писателей. Светлов ответил, что колорит их юмора совершенно разный по менталитету народов, которые они представляют, а также по особенностям красок, которые преобладают в их национальных языках. Чтобы погрузиться в такой юмор, надо знать традиции, язык и вкусы народа. И, главное, – их отношение к тому, что происходит вокруг них. При этом всегда правда должна остаться неприкосновенной.

Интервью с Михаилом Светловым публиковалось во время конференции. Прошло около 50 лет. Многое из того, что сказал М. Светлов, должно занимать одно из центральных мест в теории юмористического творчества.

Источники

1. Евреи шутят. Еврейские анекдоты, остроты и афоризмы о евреях, собранные Леонидом Столовичем. 4-е изд., доп. и изм. Тарту – Санкт-Петербург: «Dorpat», 2003, 336 с.
2. Мартин Бубер. Избранные произведения. Иерусалим: 1989.
3. Геннадий Хазанов. Интервью. «Курьер», 21 июля 2006 г. (Vol. VIII, # 40),
с. 66.
4. Михаил Жванецкий. Интервью. «Новый меридиан» № 539, декабрь 2005, с. 26.
5. Феликс Д. Кривин. Антология сатиры и юмора ХХ века. М.: Эксмо – пресс, 2001.
6. Богдан Дземидок. О комическом. М.: Прогресс, 1974.
7. М. С. Каган. Лекции по марксистско-ленинской эстетике. М.: Прогресс, 1971.
8. Пираты. «Новое русское слово» 4-5 ноября 2006 г.
9. А. Хайт, А. Левенбук. 1001 еврейский анекдот на каждый день. М.: Эксмо, 2002, с.3.
10. Интервью с Марком Галесником. «Алеф», январь 2003, с. 18.
11. Д. И. Писарев. Цветы невинного юмора. Соч., т.2. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1955, с. 331.
12. Еврейские анекдоты на Интернете. http://www.sem40.ru/rest/humor/self/14030
 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту