Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

44

вы не обращайте внимания. Это она предупреждает своих поклонников, что она скоро у них будет, чтоб они на работе не морочили ей голову».

        Он протягивал Калашникову папку, но Калашников папки нс брал. Старик продолжал протягивать, но Калашников продолжал не брать. Наконец он сказал, что ему очень жаль, но это не его дедушка.

        «А чей же, интересно? Уж не мой ли? Вот здесь черным по белому написано: «Труды профессора Индюкова».

        Отпевание кончилось. Гроб стали засыпать землей. «Дедушка, куда же ты?» – хотел крикнуть Калашников, но сдержался и сказал почти спокойно: «Он Индюков, а я не Индюков».

        «Вы не Индюков? А где же Индюков?»

        Свежая могила. Вокруг печаль. «Индюков пьет пиво в буфете».

       

8

       

        Вера Павловна рассказывала о своей не то родственнице, не то соседке. У нее, представьте себе, два сына. Один – здоровенный балбес, учиться не хочет, а хочет – что бы вы думали? Жениться. Так и говорит: не хочу учиться, а хочу жениться. А старший – студент, способный мальчик, но возомнил, что ему все позволено. Убил какуюто старуху. Теперь его будут судить. Ну каково это матери? Ох, дети, дети… Тут один старичок ходит, покупает книжки. Все Шекспира спрашивает. У бедняги три дочери, а жить негде. Все, что имел, роздал детям, а они его выгнали, ну можно такое терпеть? Совсем с горя сдвинулся старик, теперь ходит, спрашивает Шекспира.

        Покупательница, божий одуванчик, из тех, которые живут на земле в состоянии невесомости, хотя жизнь упорно приучает их к перегрузкам, слушала внимательно, не перебивая, поскольку оставила дома слуховой аппарат. Потом вдруг сказала:

        «В наше время инфарктов не было. А теперь ничего нет – одни инфаркты».

        «Тут один бегал от инфаркта – и все за женщинами, – включился в разговор веселый молодой человек. – Такую развил скорость, что прибежал к инфаркту с другой стороны…»

        Но Вера Павловна не давала сбить себя с темы: у нее у самой детство было трудное, отдали ее в люди. Написала бабушке, чтоб ее забрала, а на конверте – глупая была – написала: «На деревню бабушке».

        И тут Калашникова как громом ударило: она!

        Своейто биографии у нее нет, вот она и рассказывает, что вычитала из книжек. Когда нет своей биографии, приходится пользоваться чужой. Сколько Калашников примерял к себе чужих биографий! Вот и она примеряет… Как же это не пришло ему в голову? Ведь чужая биография – это главная примета. Она ведь, его единственная, тоже не имеет своей биографии, поэтому и пользуется чужими, самыми известными…

        В другое время это открытие обрадовало бы Калашникова, но сейчас, после знакомства с

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту