Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

захватывающее. Эти провалы, в сущности, склоны, а склоны – самое красивое, что есть у горы.

        Так бы Калашникову и написать, но сегодня были другие требования. Нужен был критический подход и одновременно экономически результативный.

        Как на горе Машук в Пятигорске. Сам по себе там провал явление отрицательное, но если взимать плату за отрицательное зрелище, может быть достигнут положительный экономический результат. Смотрите, но платите. У нас нет секретов, потому что у нас денег нет.

        Но провалы для внешнего созерцания недостаточны, нужны провалы для извлечения внутренних богатств. Превратить вершину в провал, чтоб извлечь из нее внутренние богатства.

        Так истолковал Федусь то единственное значение провала, которое он оставил в словаре: провал как место, говоря точнее – месторождение. И не это ли предлагает Михайлюк? Развернуть гору в таком направлении, чтобы извлечь ее внутренние богатства.

        Сверху идет по проводам: начинаем разворачивать… Снизу идет по проводам: начинаем разворачивать…

        Конечно, Федору Устиновичу хоть все горы развороти: он родился в равнинной местности, хотя всю жизнь шагал от вершины к вершине. А вершины эти – просто перевернутые провалы.

        Такая история с географией. И не поймешь, что тут виной: история или география. И за что тут раньше хвататься…

       

21

       

        Постепенно Калашников наращивал собственную биографию. Биография пока что была коротенькая и нарастала както странно: не с детства во взрослую жизнь, а наоборот – из взрослой жизни в юность, детство, кудато в младенчество и еще бог знает куда.

        Начиналась она с того, что они были в лесу вдвоем… Нет, сначала он был один. Он стоял на уступе горы и кричал кудато вниз: «Машенька!»

        Крик его повторялся гдето в отдалении, но до нее, очевидно, не долетал, и ему хотелось стать самому этим криком, чтоб долететь туда, где она его не услышала.

        Потом наступило то, что предшествовало. Машенька вдруг вернулась со всей этой не очень честной компанией, и Калашников возмущенно сказал: «Как Это – извините?»

        «Извините!» – сказала Машенька.

        Один из компании, самый веселый и самый пьяный, радостно сообщил: «А мы все шашлыки поели!» Второй сказал: «Э, да Мария Ивановна здесь не одна!» И наконец третий сообразил: «Так вот ты где, Машенька!»

        Все это должно было говориться в обратном порядке, но биография Калашникова нарастала именно так.

        Потом вдруг вся компания исчезла, и Калашников с Машенькой остались одни. Тут уже Калашников заговорил, причем с таким жаром, с каким в лесу говорить не рекомендуется. Он говорил, что с тех пор как

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту