Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

поездки.

        – У нас один был в Испании. Тоже по путевке.

        – Этот, из Англии, был там в тюрьме.

        – По путевке?

        – Я же рассказываю: у них тюрьма – это музей… Нет, не так. Музей – это тюрьма. Тауэр.

        – В тюрьме я бывал. А в музее не приходилось.

        – Там, в этом Тауэре, все осталось, как было в тюрьме.

        – И свидания разрешают?

        – У них не свидания, а посещения. Это же музей.

        – Но если ничего не переменилось…

        – Это для посетителей не переменилось. У них служебный персонал переодет в тюремщиков и арестантов. Одни в тюремщиков, другие в арестантов.

        Сходство удивительное. Наш, который туда приехал, специально поинтересовался: настоящие они, или их только для вида посадили.

        – Ну?

        – Сами не помнят. То ли они в музее работают, то ли понастоящему сидят. Настолько, понимаешь, все убедительно.

        – Великобритания, ничего не скажешь!

        Да, хорошо за рулем, хорошо за рублем, хорошо и гденибудь в туристической поездке.

        Но лучше всего вот так, за столиком.

        Правда, не всегда помнишь, где сидишь. С кем сидишь. Почему сидишь.

        Как те, в Тауэре.

       

Фамильная драгоценность

       

        Есть у меня знакомый с трудной фамилией. До того трудной, что даже вслух не произнесешь. А начнешь писать – рука дрожит, буквы расползаются, – ну прямо будто пишешь на заборе.

        – Вы что, – спрашиваю его както, – не можете фамилию поменять? Вы же своей фамилией оскорбляете людей, уже не говоря о том, что при вашей фамилии дети присутствуют.

        Улыбнулся он холодно, свысока, как улыбаются люди невысокого роста.

        – А мне, – говорит, – и с моей фамилией хорошо. У него на заводе за пятнадцать лет ни одного

        выговора: не решаются писать его фамилию в приказе. И пускают его всюду без пропуска – стоит паспорт показать. И на собраниях никогда не критикуют.

        – А была б у меня другая фамилия… Мне бы при моих трудовых показателях ни на одном предприятии не работать. А так работаю. Не увольняют. Пусть бы попробовали уволить, да я бы их… – губы его беззвучно шевельнулись, словно он произносил свою фамилию. – А детей возьмите. Их у меня двое: один в третьем, один в шестом. И на пятерках идут, хотя учителя их никогда не вызывают. Там у них все учителя женщины, как же они могут их вызывать?

        Да, вот так посмотришь – фамилия как фамилия. И даже хуже, чем фамилия. А присмотришься – настоящая фамильная драгоценность.

       

Страна показателей

       

        У нас легкая атлетика опережает легкую промышленность, ее не стыдно вывозить за рубеж, а легкую промышленность стыдно держать и у себя дома.

        Легкой атлетике легче.

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту