Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

его читать, или даже музыку слушать – сомнительное удовольствие, но для самого человека – это кратчайший путь к цели.

        Директор схватился за голову, но не так, как обычно хватаются, прикладывая к ней ладони с боков. Он прихлопнул ее сверху, словно пытаясь удержать исчезающие извилины.

        Как же он сразу не подумал? О других подумал, а о себе не подумал… А ведь он за время эксперимента стал директором, получил в распоряжение институт…

        Теперь понятно, зачем к нему зашел Рыженбах. Он пришел проверить результаты эксперимента. Делает вид, что углубился в «Уроки печени», а сам наблюдает… Повидимому, эксперимент удался. Человек без извилин стал директором института Мозга.

        Между прочим, головные боли, мучившие его прежде, прошли. Чему болеть, если нет извилин?

        Вот тебе и Рыженбах. Со стороны посмотришь – обыкновенный человек, да еще вдобавок уволенный по сокращению штатов, а ведь какую произвел революцию в интеллектуальной деятельности человека! Теперь все станут миллионерами, учеными, писателями, композиторами. Никаких сов. падений, все устремлены вверх. По кратчайшему пути выпрямленных извилин. Быть может, это именно то, чего не хватало человечеству. Ведь насколько легче жить без извилин: и по службе продвигаешься, и голова ни о чем не болит.

        Директор смотрел на Рыженбаха с любовью и благодарностью.

        – Пожалуй, ваше открытие тянет на Нобелевскую.

        – Какое открытие?

        – Ну это, по выпрямлению извилин…

        Рыженбах засмеялся. Он сказал, что некоторым из его знакомых, пожалуй, надо бы выпрямить извилины, потому что они у них завернуты не туда.

        – Именно, именно не туда! – засмеялся директор.

        Рыженбах, продолжая смеяться, уточнил свой замысел: извилины нужно сначала выпрямить, а потом уже завернуть в другую, противоположную сторону.

        – Завернуть, непременно завернуть! – смеялся директор. И вдруг перестал смеяться: – Постойте, зачем же их заворачивать? Разве не прямая – кратчайшее расстояние между точками?

        – Прямая, именно прямая! – теперь Рыженбах смеялся один. И то, что он смеется один, больше всего обижало директора.

        Но тут и Рыженбах перестал смеяться и полез в карман за бумажником.

        – Я собственно, зашел рассчитаться. Когда меня уволили, вы мне ссудили пятнадцать рублей. Я их возвращаю вам с благодарностью.

        Вот теперь все стало ясно: он зашел рассчитаться с директором. Какихто пятнадцать рублей… Почему директор дал ему всего лишь пятнадцать рублей? Но ведь он тогда еще не был директором.

        Директор взял пятнадцать рублей и почувствовал, что на голову опять навалилась какаято тяжесть.

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту