Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

11

им повстречался человек, тоже в белом балахоне, но сшитом несколько на другой манер.

        – Сенека!

        – Сократ!

        Два великих философа обнялись, как родные.

        – Это Миша, – представил Сократ мальчика. – Из другого моего сна.

        – А ты все такой же, – засмеялся Сенека. – И попрежнему говоришь загадками. Что значит – из сна? И что значит – Миша?

        Настроение у Сенеки было хорошее, хотя сегодня ему предстояло умереть. Его собственный ученик приговорил его к смерти.

        – Разве бывают такие ученики? – удивился Миша. Он и сам был ученик, но никогда не поступил бы так с учителем. Конечно, и учителя бывают разные, но приговорить к смерти – это уже слишком.

        – А какая смерть? – спросил Сократ. Он знал в этом деле толк, поскольку сам был приговорен к смерти.

        – Надо вскрыть вены, но никто не хочет брать это дело на себя, Я приговорен стать жертвой и убийцей одновременно.

        – У меня тот же случай. Только я должен принять яд.

        Они говорили об этом спокойно, и оба были в хорошем настроении. Истинные философы не меняют настроения. У них одно настроение на всю жизнь.

        Заговорили об учениках. Сократ был доволен своими учениками, а Сенека не доволен, хотя у него был всего один ученик. Может, все дело в том, что он был императором? Хочешь испытать ученика, дай ему власть.

        – Представляешь: поджег Рим, чтоб полюбоваться пожаром. А замечания делать не смей. Больше всего он не любит замечаний.

        – Кто ж их любит? – улыбнулся Сократ.

        – Вот сейчас приду домой и вскрою себе вены. Хватит с меня этой педагогической деятельности.

        Мише стало неловко. Он тоже был ученик, а значит, был частично повинен в том, что некоторые учителя вынуждены вскрывать себе вены.

        – Вы его на педсовет вызовите, – предложил он наиболее суровый способ воздействия.

        – Какой там педсовет! Из педсовета никого в живых не осталось. И из родительского комитета тоже: этот мой воспитанник убил свою собственную мать.

        Да, дисциплинка у них… У Миши в школе гоже с этим неважно, но педсовет и родительский комитет пока действуют.

        – Если б не то, что он император, – вздохнул Сенека. – Он ведь и умный, и способный. Не был бы императором, был бы просто замечательный человек.

        Сократ сказал:

        – Считай, что он последний день император. Стоит мне проснуться, и он исчезнет, как дурной сон. Вы ведь мне снитесь, и хоть в жизни у меня никакой власти нет, но над своими снами я властен.

        Но Сенека был умный человек. И не такая у него была жизнь, чтобы она могла комуто присниться.

        – А может, это ты мне снишься, Сократ? Ты ведь жил раньше, откуда

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту