Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

можно новый построить, только бы оккупантов выгнать с родной земли.

        И Миша бросил в окно связку гранат, отобранных у фашистов. И еще в одно окно связку гранат.

        И, отстреливаясь, начал отходить к лесу.

        Огородами.

        Но по дороге попался сад.

        Это был сад Лысого, у которого они до войны трясли груши. Конечно, Лысый стал сейчас полицаем. Или даже старостой. Он и тогда, до войны, был злющий, как черт. Можно было бы и ему бросить в окно связочку, но было жаль семью Лысого. Не должна семья страдать изза одного предателя и негодяя.

        И все же припугнуть его стоило. Миша решительно шагнул к окну, но в это время ктото схватил его за ухо.

        Миша узнал знакомую руку.

        Да, это был Лысый, он всегда незаметно подкрадывался.

        Но на этот раз он просчитался. Миша наставил на него автомат, и Лысый заскулил, запросил пощады.

        – Признавайся, – сказал Миша, – на немцев работаешь?

        – Работаю, – признался Лысый. – Людей не хватает, все люди в партизаны ушли. Комуто ж надо и на немцев работать.

        – Кем работаешь? Старостой или полицаем?

        – И старостой, и полицаем. По совместительству. Я ж говорю: людей не хватает. У партизан хватает, а у нас нет. Хотя материально мы лучше обеспечены.

        Они обеспечены! Вот негодяй!

        – Ладно, отложим разговор до прихода наших. А пока предупреждаю: за уши никого не таскать. Узнаю, что притесняешь жителей, плохо будет. Не уточняю – кому.

        – Я понимаю, понимаю! – закивал Лысый. – А теперь сюда, пожалуйста! – он распахнул перед Мишей калитку.

        Миша сделал шаг и тут же оказался на земле. Это Лысый ему дал подножку, навалился на него и заломил руки за спину.

       

        Утром Мишу вели на казнь. У него на груди была табличка с надписью: «Партизан», – и он, конечно, был партизан, раз фашисты это сами признали.

        Всю ночь его пытали, но он ничего не сказал. Фашисты выбились из сил, и их пришлось отливать водой, чтоб они могли продолжать работу.

        Отливал их Лысый. Мишу ему не пришлось отливать, потому что Миша и без того хорошо держался.

        Как говорил Сократ, сила не существует сама по себе, она всегда в союзе с добром или злом, причем добро у нее в числителе, а зло – в знаменателе. Чем больше добра, тем больше силы, чем больше зла, тем меньше силы. Поэтому справедливость всегда сильнее несправедливости.

        Так говорил Сократ. Возможно, он потому и не спешил воевать, что понимал: справедливость и без него восторжествует.

        К месту казни была стянута вся живая сила и техника – так силен был страх гитлеровцев перед единственным партизаном. Мирные жители, которых насильно пригнали

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту