Кривин Феликс Давидович
(1928—н.в.)
Юмористическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

3

с этим не спешил.

        – Ну куда ты торопишься? Поел – отдохни. Только не спеши, это после обеда самое вредное.

        Миша с тоской вспоминал, как он пускал под откос эшелоны, как поджигал склады с горючим, сколько бы он еще мог сделать, если б не встретил этого сумасшедшего старика. Устроился тут в лесу, как в мирное время на курорте.

        А может, он специально заброшен в лес, чтобы тормозить партизанское движение? Чтобы не давать настоящим партизанам вести против оккупантов освободительную борьбу?

        Но лицо у него честное, хорошее лицо. Если б не этот дурацкий балахон, выглядел бы вполне умным человеком.

        И еще кличка эта – Сократ. Разве это имя для народного мстителя? Спартак – другое дело. Вождь восставших рабов. Или, допустим, Степан Разин.

        Партизанский отряд Степана Разина идет на соединение с отрядом Чапаева. Тут немцы сразу побегут, от одной этой вести.

       

        – Досидимся мы здесь, пока начнут лес прочесывать, – говорил Миша, выражая мнение штаба, который он возглавлял.

        – А пускай прочесывают. Мы будем через болота уходить.

        – Что ж, они нас не догонят через болота?

        – Не успеют. Там, на болоте, трава цикута растет. Только примут ее – и все, поминай как звали.

        – А чего они вдруг ее примут?

        – Ты думаешь, можно не принимать? – Сократ посмотрел на Мишу очень серьезно.

        – Странно вы рассуждаете. С какой стати враг будет делать то, что хочется нам? И вообще: воюют не травой, а оружием.

        – Это верно, – сказал Сократ в раздумье. – Значит, ты считаешь – не принимать?

        – Да плюньте вы на эту траву! Нашли время заниматься ботаникой. Сейчас только две науки заслуживают внимания: история и военное дело.

        Они гуляли по Старокопытовским лесам, – верней, Сократ гулял, а Миша осматривал местность. Иногда он влезал на дерево, откуда деревня Старокопытовка была вся как на ладони. Она была зеленая от немецких войск, от их танков, бронемашин и прочей техники. Жителей видно не было: то ли они попрятались, то ли все ушли в партизаны.

        – Надо нам добывать оружие, – говорил комиссар старому командиру.

        – А оружие – это добро или зло?

        – Если оно у врага – зло, конечно. Ну, а если у нас, – добро.

        – Значит, ты хочешь из зла сделать добро? Но так не бывает. Из добра можно сделать зло, если его слишком много, но так, чтобы зло превратить в добро, этого я не слыхал.

        – А почему ты говоришь, что фашисты – звери? Разве так бывает? Может быть, они просто люди, оказавшиеся на месте зверей? Самое страшное, когда человек не на своем месте. Помню, я однажды пошел в театр. Ну, где и когда – уточнять не будем.

 

Фотогалерея

Кривин Феликс
Кривин Феликс
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович
Кривин Феликс Давидович

Статьи








Читать также


Современная проза
Рассказы

Интересно

Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту